для объяснения первого вывода

Если для объяснения первого вывода предстоит, вероятно, отыскать ранее не учитываемые обстоятельства исторического (прежде всего политического и культурного) порядка, то для ясного осознания второго положения, подводящего нас к заключению о сохранении особенностей орхонского письма как особого алфавита даже в эпоху гибели центральноазиатских тюркоязычных государств, необходимы новые наблюдения. Их предоставляют камнеписные тексты Алтая.

Литературные и архивные источники ныне позволяют учесть 28 эпиграфических памятников Горного Алтая, в которых отмечается употребление разновидностей рунических знаков, не вызывающих сомнения (табл. XXIV). Решаемая задача вынуждает представлять в таблице отдельно различные формы одной и той же буквы. Общее впечатление от палеографического облика этих надписей не оставляет сомнения в том, что они выполнены енисейским письмом (ср. широко представленные знаки № 13, 15, 17, 24, 28, 29), что позволяет относить тексты к периоду не ранее середины VIII в., когда распространение этого алфавита за пределы долины Среднего Енисея отмечается эпитафиями чиков Тувы. Сейчас для нас особенно важно, что в четырех надписях вместе с енисейскими рунами употреблены знаки для, типичные для орхонского алфавита (№ 35). И хотя в шести текстах знаки для m по-енисейски угловаты (№ 32), более характерна для Горного Алтая руна для m с дугообразной правой частью (№ 19). Несмотря на то что угловатая форма m известна уже в надписях первой трети VIII в. — Кули-чура (около 722 г.), Кюль-тегина и Бильге-кагана (732—735 гг.), — именно дугообразность правой части отличает орхонскую разновидность этого знака, что подтверждается и новыми уйгурскими камнеписными текстами.

В орхонском письме существовали две главные формы руны для т: с крестовидной и некрестовидной левой частью (табл. XXIII, № 33). Памятники отмечают их параллельное употребление по крайней мере с 20-х до 60-х годов VIII в. (надписи Второго Восточнотюркского каганата: Кули-чура, Чойрэнская — крестовидный знак, Тоньюкука, Онгинская — некрестовидный, на обратной стороне Ихе-Асхете обе формы применяются попеременно; тексты Уйгурского каганата соответственно: Моюн-чура и Терхин, Тэс). В более поздних памятниках — Карабалгасун и рунических рукописях — применяются буквы для m енисейского типа с угловатой правой частью (табл. XXIII, № 35)24, что возможно расценивать как еще одно проявление влияния енисейского алфавита на орхонский. Наиболее определенно такое воздействие.