Эпоха выдвигает

Эпоха выдвигает новые слои развивающегося феодального общества. Утрачивают значение потомственные дихканские семьи, дряхлеют старые родовые кёшки. Установление института «икта», в котором земельное владение не определялось наследственными правами, резко подкашивает значение родовитого дихканства. В политической жизни страны все большую роль начинают играть военно-феодальное, торговое и духовное сословия.

род временного земельного пожалования, обеспечивавший его держателю, так называемому «мукта», получение известной доли государственных доходов приносит с собой интенсивные формы эксплуатации крестьянства.

Характерная черта этой эпохи, выявленная археологическими наблюдениями,— заметное сокращение в сравнении с IX — X вв. числа концентрированных сельских поселений, слагавшихся в ту пору близ дихканских кахов. Сельское хозяйство отныне сосредоточено в округе больших городов, в которых и проживают в значительной мере духовные и светские феодалы, эксплуатирующие труд полузакрепощенных крестьян.

Вместе с тем XI—XII вв. — это период роста и расцвета феодальных городов, уже не вмещавшихся в свои раннесредневековые границы. Расширение осуществляется за счет былого пригорода — рабада, в черте которого пульс жизни бьется не менее интенсивно, чем В пределах старых частей городов — шахристанов. Здесь часто на городских территориях, уже вполне оформившихся пойовому (шахри бирун), размещались многочисленные базары с лавками, торговыми пассажами и ремесленными мастерскими, караван-сараи для прибывающих издалека караванов, квартальные мечети и местные «святыни» — мавзолеи шейхов. Здесь были многочисленные лачуги ремесленного люда и городского плебса, но местами высились дома знати, парадные и комфортабельные. В черте собственно Города отмечается большая скученность застройки; при ограниченности городских участков, обусловливавшей чрезвычайно экономное использование пространства, почти не оставалось места ни для сада при доме, ни для создания новых обширных городских площадей, ни для крупных хаузов. Между тем просторы пригорода позволяли использовать при формировании новых городских территорий значительные участки под сады, базарные комплексы и места ремесленных производств. В условиях пригорода в это время по-прежнему малоощутимой оставалась разница между понятием «города» и «Селения» и граница между городским и сельскохозяйственным населенным пунктом.

Советскими учеными уже отмечалось, что отсутствие резкой грани между городом и деревней составляет специфическую особенность среднеазиатского средневековья. Это получило отражение как в самом укладе жизни, так, в частности, и в элементах планировочной композиции рабада. Распределение основных жилых массивов вдоль русел главных питающих арыков, свободная застройка внутри усадебного участка.