эта программа совпадала

Как видим, эта программа целиком совпадала с программой, до которой доработался «народничествующий либерализм» и которая, порывая с идеями экономического индивидуализма, также ставила в центр своих задач «поддержку мелкого производителя, общинника-крестьянина и кустаря» (А. Потресов, цит. статья, стр. 544). Но совпадали и расчеты на «просвещенную бюрократию», как на ту единственную силу, которая может и рано или поздно захочет осуществить эту программу, как единственно «жизненную» программу экономического развития России.

И некоторые стороны политики нового царствования как будто подкрепляли эти расчеты. Ибо, при всей своей реакционности, режим Александра 3-го, вопреки советам Чичерина, систематически закреплял общинные формы устройства деревни.

Помимо упомянутых уже соображений административного и фискального порядка, такое закрепление было составной частью характерной для этого режима общей политики культивирования внешних форм «народности» и «патриархальных» русских традиций. Недостаточно критически вооруженному глазу было легко не заметить, что как раз за этим «народным» фасадом происходил процесс небывалого быстрого разрушения всех экономических, социальных, культурных и бытовых «исконных устоев» русской жизни и, в частности, общинных устоев русской деревни, где единственным реальным достижением «патриархальности» оказалось восстановление административно-судебной власти дворянства над крестьянством (институт «земских начальников»).