Это придало забастовке

Это придало забастовке новый импульс. К бастующим подключаются кишиневские летчики и бендерские железнодорожники. 3 сентября в Кишиневе остановилось более 30 предприятий, а в целом по республике — около двухсот. Кишинев оказался блокированным по воздушным и железнодорожным путям. На митинге Интердвижения 3 сентября 1989 г. приняло участие большое количество молдаван, которые усмотрели в принятых республиканским парламентом законах заряд огромной разрушительной силы не только под гражданский мир, но и под культурный суверенитет молдавской нации. Наиболее часто звучащая фраза «Ну врем сэ фим ромынь!» («Не хотим быть румынами!») каждый раз сопровождалась громом аплодисментов. Ежедневные потери от забастовки превышали 6 млн рублей (в тот период советский рубль приблизительно соответствовал американскому доллару). Но руководство республики оказалось непреклонным — никаких компромиссов с собственным населением; будут жить так, как мы им укажем.

В середине сентября руководители забасткома встретились с генеральным секретарем ЦК КПСС М. Горбачевым. Он пообещал, что в случае прекращения забастовки вопрос о положении в Молдавии будет рассмотрен в Верховном Совете СССР. Объединенный забастовочный комитет постановляет: «Приостановить на территории Молдавии политическую забастовку на период подготовки и проведения пленума ЦК КПСС и сессии Верховного Совета СССР». Но рабочим стала понятна цена обещаниям Горбачева только через две недели, когда первый секретарь молдавской компартии С. Гроссу на XV пленуме ЦК КПСС заявил: «Принятые законы о языках… не противоречат конституционным требованиям. Важно также подчеркнуть, что принципиальные положения этих законов соответствуют платформе КПСС по национально-языковой политике партии в современных условиях, и это свидетельствует о правильности взятого нами курса».

Кстати, при внимательном анализе этого пассажа возникает впечатление, что автор в свое оправдание указывает туда, откуда шли указания проводить именно эту политику, невзирая на ропот и протесты населения. Иными словами, диалог с забастовщиками, уступка их требованиям и вообще иная политика «по национально-языковым» проблемам была бы воспринята в Москве как неправильная, противоречащая платформе КПСС. Не есть ли это слегка зашифрованное указание на главных виновников раскола Молдавии в частности и развала Советского Союза в целом?