И связывавшая налоговой ответственностью

И связывавшая своих членов взаимной налоговой ответственностью («круговая порука»), была как нельзя более удобным орудием управления крестьянством и взимания с него податей. И именно прогрессирующее разложение общины капитализмом побуждало правительство принимать ряд мер, все более затруднявших крестьянам выход из общины, переход от общинного землевладения к подворному и т. д. — мер, имевших вид охранения общины, но на деле все более превращавших ее из формы крестьянского землепользования и самоуправления в форму принудительной административной и податной организации крестьянства.

Конечно, и В. В. видел, что все чаще и чаще «община распадается, как добровольный союз, остается «общество» в административном смысле, группа лиц, насильственно связанных круговой порукой, то есть ответственностью каждого за ограниченность сил всех плательщиков и неспособность фиска понять эту ограниченность». Но эти отрицательные явления не были для него органически связаны с динамикой экономического, социального и политического развития крестьянства и всей страны в целом. Они представлялись ему лишь следствием более или менее случайного «непонимания» своих собственных выгод правительством (вспомним цитированные выше слова Михайловского), «незаинтересованным в торжестве неправды». Но тот факт, что государство освободило крестьян «с землей» и делало общину рычагом своей политики, был для него доказательством, что, в основном, оно в прошлом шло навстречу народным стремлениям и вынуждено будет идти им навстречу и в будущем.

Таким образом, из врага народных идеалов государство превращалось в проводника идей, вырабатываемых «народным сознанием». Практическая задача народничества сводилась поэтому к борьбе за то, чтобы правительство впредь более определенно и последовательно осуществляло ту экономическую и социальную программу, которая соответствует народным пожеланиям и главными пунктами которой являются законодательное закрепление общины и ограждение интересов мелких крестьянских хозяйств.