Исследователи

Исследователи названной культуры не совсем ясно представляли себе механизм становления и распространения производящей экономики, а также были незнакомы с раскопками последних 15 лет, которыми были вскрыты могильники энеолита и бронзового века в Юго-Западном Туркменистане. Почему мы предлагаем искать ключ к ответу на поставленные вопросы столь далеко от ареала афанасьевской культуры, станет ясно из последующего изложения нашей исторической концепции.

Прежде всего надо внести предельную ясность в проблему перехода афанасьевцев к производящей, преимущественно скотоводческой экономике во второй половине III тыс. до н. э. Давно принята историческая аксиома, что переход к производящему хозяйству невозможен самостоятельно там, где нет исходных диких форм культурных растений и домашних животных. А в Сибири таких форм нет, и нам надо однозначно и безальтернативно признать пришлый характер производящего хозяйства афанасьевцев, более того — пришедшего вместе с ними. А ближайшим центром окультуривания злаковых растений и одомашнивания диких животных являются горные и предгорные районы Туркмено-Хорасанских гор, что было доказано еще работами Н. И. Вавилова в 1920-х годах6 и неоднократно подтверждено последующими исследованиями.7 Значит, далекие корни экономики энеолити-ческих культур Южной Сибири следует искать именно там.