Из сопоставления новочеркасских

Из сопоставления новочеркасских, маяцких и хумаринских надписей Ю. Немет сделал следующий вывод: «Мы не можем прочитать эти надписи, каждую из них, но в любой из них есть буквы одинаковой своеобразной формы, все они представляют единую письменность: хазарское рунойодобное письмо». Это мнение разделяют С.Г. Кляшторный и И. Вашари. Иной подход к оценке палеографических расхождений встречаем у С.Е. Малова. Несходство таласских и енисейских текстов по облику трех букв (у, s, ш) оценивалось классиком рунологии как «весьма крупная особенность памятников». При любой степени сходства буквенного состава конкретных письменных систем наличие в одной из них хотя бы нескольких закономерно употребляемых знаков, не применяемых в другой, служит для нас отличительным признаком двух различных алфавитов. Вполне понятно, что такой разграничительный критерий не отрицает возможного исторического родства близких по набору знаков письменностей.

Рассмотренные в предыдущих разделах эпиграфические материалы позволяют выдвинуть гипотезу о существовании особой, ранее tie вычленяемой востоковедами группы рунических алфавитов. К ней относятся донской, кубанский, ачикташский, исфаринский и южноенисейский алфавиты.

Сопоставление их между собой (табл. XXI) приводит к заключению об их значительной близости. Хотя для каждой разновидности письмен отсутствуют крупные тексты и, следовательно, очевидна неполнота известных нам знаков (к тому же учтены лишь несомненные начертания), получаемая при сравнении картина довольно убедительна. Из 41 формы знаков, отмеченных в восточноевропейских доно-кубанских надписях, 31 находит аналогии в среднеазиатских и сибирском алфавитах (табл. XXI, № 10—39, 50). Среди них — наиболее обычные знаки. Изучаемые рунические алфавиты Азии.