Кордье размышлял

Кордье размышлял: «И как Хаммаршельд не почувствовал, что уже давно исчерпал себя на посту генерального секретаря? Когда он пошел на открытую конфронтацию только с одной великой державой — Советским Союзом, он перестал быть полноценным генеральным секретарем. По инерции западные державы еще поддерживали Хаммаршельда — все-таки в Конго он проводил их политику и защищал их интересы. Но теперь от него отвернулись еще две великие державы — Франция и Англия. Они еще не отказались от него открыто, но и не скрывают, что его курс в Конго больше не их курс, что они могут обойтись и без него.

Если Хаммаршельд не урегулирует положение в Конго, не покончит с отделением Катанги, не добьется воссоединения всех провинций в единое государство, от него отвернутся все африканские и азиатские страны, и это произойдет через две недели, на Генеральной Ассамблее ООН. Кому будет нужен скомпрометировавший себя генеральный секретарь с его обанкротившейся миссией в Конго? Он уже не устраивает и тех, кто возлагал на него надежды, кто рассчитывал, что он удержит Конго в орбите западных стран. Генеральный секретарь себя исчерпал. Нужно иметь запасной выход, через который такой генеральный секретарь мог бы незаметно исчезнуть. Такой выход может представить его поездка в Конго».

Вот какие мысли были у Кордье, когда он провожал Хаммаршельда в Конго. Кордье видел события на несколько ходов вперед, нежели мог рассчитать Хаммаршельд.

Молчание на аэродроме Айдлуайлд затягивалось. Трем помощникам Хаммаршельда, которые за его спиной вершили многие дела Секретариата ООН, сейчас сказать было нечего. Напутствия были излишни — все это понимали. Хаммаршельд отошел в сторону, надел темные очки и устремил взгляд на заходящее солнце. Удивительно, что из корпуса прессы никто не пришел его провожать; обычно они ловили такие минуты отъездов и приездов, чтобы получить от него какую-нибудь сенсационную новость. Хаммаршельд подумал: «Сегодня мне нечего им сказать. Хорошо, что никто не явился».

И почти тут же в зале для особо важных персон, где Хаммаршельд ожидал вылета, появился человек невысокого роста. Он растерянно оглядывался. Увидев Хаммаршельда, быстро подбежал к нему, о чем-то спросил.