Кубанское письмо

Кубанское письмо представлено 12 надписями, из которых 7 нанесены на песчаниковые блоки крепостной кладки, по 2 — на глиняные и серебряные сосуды и 1 — на костяную накладку (Приложение). На камне довольно твердой породы знаки высечены острым орудием, возможно, каменотесным инструментом. На билярском сосуде (К И) строка начертана по сырой глине вдавлением и движением острийца подтреугольного сечения — возможно, деревянного или рогового орудия гончарной отделки. Знаки на черепке амфоры (К 9) нанесены на уже обожженную поверхность, вероятнее всего, шиловидным острием конической формы. Резцом торевта, по-видимому, вырезаны знаки на седьярском кувшине (К 1) и оношатском блюде (К 2), чем-то подобным — на роговой накладке (К 12).

Однако, как и в случае с донской письменностью, ряд материалов косвенно свидетельствуют, что носители кубанского алфавита широко использовали жидкие красители и писали главным образом на мягком материале. Именно в таких условиях наиболее вероятно формирование облика некоторых букв (табл. IX, № 2, 9, 10, 13, 16, 23, 29). Кроме того, известные памятники демонстрируют бытование в обществе не менее двух типов письма, которые условно можно соотнести с уставом и полууставом русской палеографии. Большинство надписей выполнены обычными резами с преобладанием прямолинейности и угловатости букв и их элементов. Другой тип — явно рукописный — представлен в надписях из Седьяра (К 1) и Маяков (К 9). В обеих заметна манера передачи косых линий рун мягкими дугообразными чертами (табл. VIII, № 9, 12, 15, 25, 28) и отгибания конца штрихов от основного направления (№ 15, 18, 21, 25, 26), что придало буквам своеобразные изысканные очертания. О применении на письме красителей свидетельствуют и остатки красновато-коричневых знаков, неоднократно наносившихся поверх побелки на одном из участков стены Хумаринской крепости. Дела не меняет тот факт, что эти знаки, по-видимому, являются тамгами, имеют величину 10—30 см и нанесены линиями толщиною не менее 2—2,5 см. Возможно, инструментом писавшему служила кисть.

Надписи Юго-Восточной Европы, не разделенные нами между донским и кубанским письмом (Приложение; 2 — на серебряных сосудах, 1 — на костяной накладке) ничего существенного не добавляют к известным материалам и орудиям письма. Хотя алфавитное определение руноподобной приписки «Киевского письма» первой половины X в. ныне не представляется возможным, эта надпись (рис. 2) — единственный неоспоримый факт существования на изучаемых землях рунических рукописей, нанесенных на пергамен чернилами и кистью.