Месяц после получения

Месяц после получения письма Хаммаршельда новый премьер-министр о письме не вспоминал, будто его и не было. А тут вдруг в два дня договорились о визите. Все было решено, и назначен день отъезда — 12 сентября.

А Хаммаршельда не покидали сомнения. Он встретился с несколькими послами, которых считал своими друзьями, и, так же как Монджи Слиму, рассказывал им о планах своей поездки. Послу Ирака Аднану Пачачи показалось, что Хаммаршельд был настроен оптимистически, как человек, который для себя все решил.

— Дело идет к тому,— сказал Хаммаршельд Пачачи,— что войска ООН можно будет вывести из Конго. После этого я уйду в отставку. Вам надо иметь кандидата на пост генерального секретаря от Азии или Африки.

Хаммаршельд встретился с послом Ирландии Фредериком Боландом, с которым он переносил тяготы минувшей сессии Генеральной Ассамблеи. Боланд не раз выручал Хаммаршельда, когда тот подвергался суровой критике и от него открыто требовали ухода в отставку. Боланд использовал все возможные уловки правил процедуры, чтобы приглушить дискуссию, увести ее в другое русло или отложить и дать время Хаммаршельду подумать и подготовить без спешки ответ. Хаммаршельд был благодарен Боланду за поддержку. И ему он сказал, что, если удастся создать перелом в Конго, он уйдет в отставку. Поскольку европейца больше не примут на пост генерального секретаря, надо подумать о кандидате, который был бы приемлем для всех. Он назвал Монджи Слима и бирманца У Тана.

— Только лучше, если никто не будет знать о том, что их поддерживал я,— сказал Хаммаршельд Боланду.— В противном случае это уменьшит их шансы на избрание.

За день до вылета в Африку такие же беседы Хаммаршельд имел с послами Норвегии, Голландии и Канады. Он старался казаться настроенным оптимистически, был уверен, что сведет вместе Чомбе и Адулу и заложит основы для завершения операций ООН в Конго. Он выразил надежду, что его поездка будет иметь важные последствия для предстоящей сессии Генеральной Ассамблеи.