Научная разработка истории

Научная разработка истории и теории крестьянских войн и восстаний, равно как и других проявлений социального протеста и противодействия общественных низов в Китае средних веков, была и остается одним из магистральных направлений в современной китаеведной медиевистике — главным образом в Китае и в нашей стране, но также в Японии, а примерно с середины XX в. — и на Западе.

Свидетельством тому служат многие сотни опубликованных на всех главных языках мировой синологии трудов по этой тематике -книг, статей, сообщений, обзоров и заметок. При немалом до сей поры «наборе» расхождений и различий в концептуальных подходах к проблематике, при, более того, ощутимом возрастании (как едва ли не всегда с прогрессом научного знания) трудностей и противоречий в процессе исследовательского поиска, при всех — крупных и небольших, существенных и второстепенных — недостатках и слабостях в имеющейся литературе вопроса она позволяет получить сколько-то основательное представление о многочисленных фрагментах и общей ретроспективе пронизавшего долгие столетия средневековья процесса непрестанной борьбы трудящихся масс Китая против экономического, социального и духовного гнета, принимавшей весьма разнообразные формы.

Словом, сполна доказательным предстает вывод: да, гиперболизация, а тем более абсолютизация места и значения такой борьбы как одной из движущих сил исторического развития построены на вульгарно-материалистическом понимании и истолковании последнего и посему совершенно неприемлемы ни для теоретической истории, ни для практики историописания; однако вместе с тем, подобно другим странам, в Китае ни крестьянские войны, ни народные восстания, будь то крестьянские или городские, ни какие-либо иные разновидности такой борьбы не являлись некими «незаконнорожденными детьми», а сама эта борьба — аномалией истории.

И, право же, нет и определенно не возникнет впредь сколько-то веских оснований отрешаться от данного вывода, благо стараниями исследователей из любого стана мировой медиевистики (включая китаеведную) и любой школы внутри каждого стана он подкрепляется, особенно с 1950-х годов, новыми аргументами. Аргументами тем более выверенными и основательными, что добываются они в беспрерывной полемике, не угасающей между этими станами, но будоражащей и каждый из них.