орхонский алфавит

Можно заключить, что орхонский алфавит, известный нам по двум восточнотуркестанским рукописям, не отличается или мало чем отличается от буквенного ряда непосредственного предшественника. Эта азбука, очевидно, сохраняет архаичный тип и состав знаков. Другое дело — письменная практика. Классические орхонские надписи своеобразны прежде всего по набору применяемых в них знаков. Многие буквы, существующие в алфавите, не употребляются или редко используются при создании текстов. Этим и объясняются несовпадения двух видов орхонских алфавитов — составленного современными исследователями и записанного средневековыми писцами. По-видимому, в области письменной практики орхонское письмо далее прочих азиатских рунических письменностей отошло от общей древней традиции.

Переход от системы с остатками слогового принципа к последовательно алфавитному начертанию, плавно проходивший на доорхонской стадии, продолжался и в условиях классической рунической письменности. В орхонских памятниках он, как мы видели, проявляется в трех формах. Первая состоит в обозначении отдельной буквой гласного звука, первоначально входившего в соответствующий знак слоговой природы (написания типа ii’g, oog и т.п.),.нечто сходное иногда наблюдается и с применением знака для двух согласных (ппс). Вторая — в передаче слога или стечения двух согласных, имевших в алфавите особый знак, двумя обычными рунами. Третья разновидность заключается в тенденции обозначения на письме всех звуков слова (и согласных, и гласных). Такое правописание более всего характерно для манихейских рунических рукописей Восточного Туркестана. Оно не было до конца последовательным — допускался пропуск широких негубных гласных а!а в начале и середине слов. Вероятно, последняя орфографическая манера есть результат влияния западных строго алфавитных систем, переданного через посредство некоторых среднеперсидских письменностей, обслуживающих религиозную, прежде всего манихейскую культуру. Вместе с тем нельзя не отметить, что подобное завершение развития орфографии подготавливалось всем восстанавливаемым ходом внутренней эволюции рунической письменности.

Принимая изложенное, следует отказаться от мысли о появлении орхонской (равно как и енисейской) письменности в результате личного или коллективного изобретения, видоизменившего и приспособившего знаки одной или нескольких бытовавших ранее письменностей. Перед нами итог медленной, многоэтапной эволюции одной письменной системы, основные тенденции развития которой вполне соответствуют общим путям, пройденным древнейшими письменностями мира.