После октябрьского государственного переворота

После октябрьского государственного переворота положение военнопленных в России существенно изменилось. Многие провинциальные советы по своей инициативе отменили стеснительные правила содержания военнопленных и даже самое слово „военнопленный» заменили словом „иностранный пролетарий». Во многих городах и местечках двери лагерных бараков и казарм были раскрыты, и многие тысячи военнопленных фактически оказались на свободе.

Но когда начались переговоры с Германией и германское правительство потребовало обмена военнопленных по принципу „голова за голову», центропленбеж был вынужден снова сконцентрировать военнопленных в лагерях и приступить к их планомерной эвакуации в соответствии с эвакуацией русских военнопленных из центральных государств.

Бурным ходом исторических событий осуществлявшийся центропленбежом план эвакуации миллионных масс военнопленных неоднократно нарушался и изменялся. Однако, несмотря на грандиозность и сложность задачи, несмотря на исключительное расстройство транспорта в первые революционные годы, несмотря на противодействие „украинской державы», возникшей между Россией и центральными государствами, центроэвак выполнил Этот план эвакуации до конца, преодолев все препятствия и трения и не создав никаких осложнений в устанавливавшихся сношениях между советской Россией и германской и австрийской республиками.

В международных смешанных комиссиях представителям центроэвака пришлось взять на себя выполнение чрезвычайно ответственной задачи по установлению и осуществлению первых международно-правовых договоров о реэвакуации военнопленных и беженцев между советской Россией и иностранными государствами.

Первые международно правовые работы по делам пленных и беженцев были начаты еще во время брестских мирных переговоров в так наз. петроградском совещании, где представителями России и Германии были выработаны первоначальные правила обмена инвалидов и цивильно-пленных. После заключения брестского мира была образована в Москве русско-германская смешанная комиссия.