появление в ноябре 1993 г.

Так или иначе, появление в ноябре 1993 г. Доклада № 13 стало важной вехой в поисках урегулирования Приднестровского конфликта. Такая авторитетная организация, как СБСЕ (ОБСЕ), приняла концептуальный документ и подключилась на его основе к переговорному процессу. Это сыграло глубоко положительную роль, как для хода самого процесса, так и для укрепления мира на берегах Днестра. В случае принятия доклада обеими сторонами в качестве базового документа для дальнейшего углубления переговорного процесса он мог бы открыть путь для скорейшего урегулирования конфликта мирными средствами, хотя это, к сожалению, маловероятно.

На это указывают и основополагающие государствообразующие документы, принимаемые обеими сторонами для укрепления своей государственности. По Конституции Молдовы, принятой в июне 1994 г., «населенным пунктам левобережья Днестра, а также некоторым населенным пунктам юга республики могут быть представлены особые формы и условия автономии в соответствии с особым статусом, установленным органическими законами» (ст.З). Что подразумевали авторы под терминами «особый статус», «особые формы и условия автономии», совершенно неясно. Однако и дух, и буква всех остальных статей абсолютно недвусмысленно указывают на единую государственную символику, единый государственный язык, единую систему законодательных, исполнительных и судебных органов, единые вооруженные силы, единую систему органов культуры и проч. Непонятно, что же остается для гипотетического «особого статуса», причем не всей территории Приднестровья (включая и правобережные Бендеры), а лишь отдельных ее населенных пунктов?

По-видимому, даже такой скромный «подарок» Конституции Молдовы Приднестровью был дан не без внутренней борьбы и напряженности в самой Молдове. И он был связан, видимо, с тем переговорным процессом, который активизировался между Молдовой и ПМР после принятия доклада СБСЕ. В апреле 1994 г. президенты ПМР и РМ подписали совместное Заявление об определении государственно-правового статуса Приднестровья.