Профессор Ю. В. Ломоносов

Профессор Ю. В. Ломоносов (крупный инженер-паровозостроитель, в молодости увлекавшийся революционными идеями, а затем целиком посвятивший себя службе в железнодорожном ведомстве) 24 февраля заглянул на Невский проспект у угла Владимирского. У профессора, в отличие от эмоциональной учительницы, умонастроение было не легковесным. Не было оно и упадочническим. Но на глазах у него тоже оказались шоры, он, пожалуй, еще более слепо уверовал в версию относительно определяющей роли в происходящем провокационной политики царских властей.

Ю. В. Ломоносов видел мельком какую-то колонну демонстрантов, а затем записал в дневнике: «Состав странный: студенты, подростки, женщины, офицеры. Знамен мало. На большинстве надпись: „Хлеба!». Но вот и старый знакомый: „Долой самодержавие!». Чинно несут это красное знамя мимо приставов и городовых. Те смотрят на него спокойно и насмешливо. Не нравится мне этот взгляд, от него пахнет провокацией. Что-то затевается именно полицией. Рабочих на улицах совсем не видно. В парикмахерской слышал разговоры: „Все заводы работают». Главное, странно, что демонстрантам позволяют свободно ходить по улицам, точно заманивают».

Ю. В. Ломоносова вряд ли можно причислить к тем, у кого доверие к домыслам о «провокаторстве» стимулировалось страхом перед революцией и ее разрушительными последствиями. Что касается О. В. Синакевич, то она определенно принадлежала к числу готовых приветствовать победоносный революционный переворот. В начале марта она попыталась сама разобраться в причинах «бодро спокойного» умонастроения, вдруг преисполнившего ее и, как она полагала, многих других 24 февраля. В поисках ускользающего ответа она задавалась вопросом: «Было ли то предчувствием грядущей.