Рассмотренная здесь

Рассмотренная здесь категория письменных памятников расчленяется по этносоциальным традициям и государственной принадлежности, конечно, не только по палеографическим и эпиграфическим характеристикам. Весьма существенна количественная сторона материала, указывающая на кардинальное несходство центральноазиатской и древнехакасской традиции в определении статуса эпитафий. В первом случае они сооружались лишь выдающимся, редким деятелям, во втором — всем представителям военно-феодальной знати. При общей протяженности существования в одно столетие от Второго Восточнотюркского каганата и сменившего его Уйгурского дошло одиннадцать эпитафийных стел (соответственно шесть и пять), а от Древнехакасского государства — в одной лишь долине Енисея, составлявшей важную, но все же лишь часть территории державы, — более семидесяти.

Именно массовость обычая и его сугубо социальная направленность привели к его заимствованию представителями покоренных чиков и тюрок-тупо. Вместе с тем для этих народов он так и не стал широко распространенным. Продолжая перечень различий, назовем установку стел на поминальных памятниках (центральноазиатская традиция, сохранившаяся даже после вхождения в Древнехакасское государство: стелы Горного Алтая и эдегейские камни в Туве; тюркский вариант — при оградках, уйгурский — при курганоподобных насыпях) и у погребений (древние хакасы и чики, а также, возможно, создатели таласских памятников). Различно и содержание орхонских и енисейских текстов, и отраженная в них система хронологии (см. работы С.Г. Кляшторного), и собственно литературные каноны текстов, их художественно-стилистические особенности, детально проанализированные И.В. Стеблевой. Однако рассмотрение всех этих особенностей выходит за пределы поставленной проблемы.

Основные принципы внешнего построения камнеписных памятников, как и рунические алфавиты, отразили не этническое, а государственное величие и своеобразие раннесредневековых тюркоязычных обществ Азии. С учетом этого и следует строить их конкретно-исторические исследования.