Сказанное позволяет

Сказанное позволяет иначе воспринимать палеографическое значение формы с «навесом» (табл. XXIII, № 29). Столь характерная для надписей, выполненных енисейским алфавитом, она, вероятно, появляется в эпитафии Моюн-чура (759/760 г.) как определенное влияние енисейской письменности. В IX в. это влияние продолжает возрастать, что, полагаем, отразилось в употреблении подобного знака в Карабалгасунской надписи (821 г.) и ряде восточно-туркестанских рукописей.

Указанное для уйгурских текстов явление не было обособленным. Концом VIII — началом IX в. (уйгурским периодом истории Тувы) датируются две эпитафии чиков, полностью выполненные енисейской письменностью и тем самым демонстрирующие активное влияние древнехакасского алфавита в период, предшествующий выходу. Кыргызского каганата за пределы Саянских хребтов. О существовании у древних хакасов во времена Уйгурского каганата рунической письменности в общей форме свидетельствует «Синь Тан шу»: «… письмо их и язык совершенно сходны с хойхускими», т.е. с уйгурскими. Сами надписи этого периода говорят о применении енисейского алфавита. Для рубежа VIII—IX вв. — первой половины IX в. таковы резные строки сосудов Копёнского чаатаса (Е 81, Е 82), для первой четверти IX в., по-видимому, — скалы близ Мугур-Саргола (Е 136); для VIII в. — стелы Ташебинского (Е 40) и Алтынкульского (Е 28, Е 29) чаатасов и, вероятно, Третий памятник с Уйбата (Е 32). Возможно, три последние эпитафии были созданы в начале VIII в.

Следовательно, можно предложить следующее объяснение отмечаемому здесь и в дальнейшем влиянию енисейского письма на орхонские рунические тексты уйгурского периода. Завоевав Туву в начале второй половины VIII в., уйгуры, вероятно, встретили там население (прежде всего чиков), пользовавшееся енисейским алфавитом, и испытали определенное воздействие этой письменности, тем самым подготовив в пределах своего каганата почву для ее дальнейшего распространения. После разгрома уйгурской державы (840 г.) отмечавшееся уже для середины VIII — начала IX в. влияние енисейского алфавита вместе с ростом политического значения его носителей приобретает наибольшее воздействие. Это зафиксировано не только значительным числом камнеписных текстов IX—X вв., но и руническими рукописями.