Столь значительное явление

Столь значительное явление, которому посвящена настоящая монография, было, как и каждое аналогичное с ним в Китае и в любой другой стране средних веков и нового времени, порождением весьма масштабных и глубоких процессов в социально-экономической, внутри- и внешнеполитической, а также духовной сферах жизни Срединного государства на протяжении сравнительно длительного временного отрезка. Изучение и освещение данных процессов — задача достаточно серьезная и сложная, во многих отношениях опять-таки самостоятельная, а потому тоже достойная специальной научной проработки. Вместе с тем Китай времени царствования династии Тан, его экономическая, социальная, политическая и духовная жизнь — одна из наиболее научно освоенных глав истории этой страны в средние века, что может засвидетельствовать, без преувеличения, каждый хоть сколько-то сведущий в синологии.

Имеющаяся на сей счет к исходу XX в. исследовательская литература на всех основных языках мирового китаеведения обильна, фактический материал, который она вобрала, чрезвычайно богат, и анализ, которому этот материал подвергнут, разносторонен, а следовательно, вполне достаточно «точек опоры» для наблюдений и выводов касательно детальной социально-экономической и общественно-политической характеристики рассматриваемого периода, включая такой существенный ее компонент, как положение крестьянства, других слоев трудового люда Срединного государства в VIII —- начале X в. Разумеется, вопросы этого ряда тоже не обойдены вниманием в данной монографии: именно они составляют костяк содержания вводного раздела книги, но присутствуют так или иначе и в последующих главах.

Думается, однако, что в свете несколькими строками выше сказанного о размахе и глубине научной разработки таких вопросов в синологии, о состоянии литературы по этим проблемам, а вместе с тем о самостоятельном характере такой тематики понятно, почему в отступление от установившейся в историографии традиции, которой и автор следовал в своих прежних публикациях о подобных сюжетах, на сей раз изложению фабулы и проблем истории крестьянской войны 874-901 гг., а также народных восстаний — ее предвестников и предшественников не предпослана специальная глава, в которой содержались бы упомянутые характеристики. Резонность такого отступления от однажды заведенного правила тем более очевидна, что, как свидетельствует реальная практика исследовательских разработок, при определении общих и конкретных, объективных и субъективных причин, предпосылок.