трудно восстановить

Сейчас трудно восстановить причины того, почему выходцы из цивилизованного юга не хотели смешиваться с дикарями и варварами севера; может, тут виноваты языковой и экономический барьер и чувство обыкновенной брезгливости. Конечно, это было правилом не всех выходцев с юга, но ведь речь сейчас идет именно о носителях афанасьевской культуры, а у них были сильные традиции самоизоляции. И поэтому реконструкция их семьи с полиандрическим браком, предложенная М. П. Грязновым, представляется мне вполне оправданной и аргументированной. И не исключено, что у других народов с такой формой брака были в истории критические ситуации, способствовавшие ее появлению.

Теперь второй вопрос, который в книге М. П. Грязнова не затрагивается, но напрашивается — вопрос о судьбах афанасьевской культуры и, соответственно, о происхождении сменившей ее в Минусинской котловине окуневской культуры. А причина, почему этот вопрос не был затронут, объясняется полным отсутствием в то время каких-либо археологических материалов. Сейчас они появились, как и статьи, посвященные происхождению окуневской культуры.

Б. Н. Пяткин, основываясь на старых материалах,36 и И. П. Лазаретов с принципиально новыми находками в могильниках долины реки Уйбат, выдвинули и обосновали (второй со ссылкой на первого) приход окуневской культуры с запада через Алтай и Юго-Восточный Казахстан в Минусинскую котловину. Именно по костным остаткам из могильников Уйбат III и Уйбат V антрополог А. В. Громов установил любопытный факт: «большинство женских черепов принадлежали монголоидам различных популяций, а все мужские и часть женских — мезокранным европеоидам.