В случае удачи

В случае удачи этих планов народ Приднестровья ожидает ускоренная и насильственная румынизация либо перспектива стать беженцем, чтобы освободить эти исконно славянские земли для их новых хозяев — колонистов из-за Прута, которые и будут на практике реализовывать бредовую идею о создании на Балканах сверхдержавы, объединяющей всех румын в каком-то мифическом «румынском пространстве», сложившемся, якобы, еще в эпоху до рождения Иисуса Христа.

Вооруженные силы ПМР начали формироваться только через год после образования республики согласно решению Верховного Совета от 6 сентября 1991 г. о создании Республиканской гвардии. Но агрессия Молдовы направлялась не столько против этих вооруженных структур государственности Приднестровья, сколько против самой государственности, против экономического, демографического, информационного, финансового потенциала ПМР, против ее социальной структуры, мирных объектов и мирных жителей. К этим средствам следует отнести политику международной изоляции Молдовой Приднестровья, информационной войны и психологического прессинга, экономической блокады и финансового удушения. И если «горячая» стадия вооруженного противостояния была в 1992 г. заморожена, то все остальные методы агрессии постоянно расширяются и совершенствуются. Хотя все-таки именно вооруженная агрессия Молдовы против Приднестровья нанесла самые тяжкие, кровавые, незаживающие раны народу республики.

Первые жертвы появились через два месяца после провозглашения ПМР. Колонна полицейских и волонтеров, организованная премьер-министром М. Друком и подчинявшаяся министру И. Косташу, в октябре 1990 г. подошла к мосту через Днестр в районе города Дубоссар. Мост был забаррикадирован местными жителями, чтобы не допустить карателей в город. По приказу Косташа полицейские открыли прицельный огонь по безоружным жителям. Трое из них были убиты, многие ранены. Двое погибших были молдаванами, один — украинец.

Кровопролитие в Дубоссарах не произвело на руководство СССР большого впечатления. Верховный Совет Молдовы даже подкрепил жестокость собственной политики воинственным заявлением в адрес Верховного Совета СССР, запугивая союзных депутатов своим намерением выйти из Советского Союза и предупреждая, что республика Молдова живет «в последние, может быть, мирные дни».