Врач-большевик

Врач-большевик С. И. Мицкевич в своих воспоминаниях утверждает, что на чрезвычайном Пироговском съезде, отрывшемся 4 апреля в Москве, в социал-демократическую фракцию записалось около 200 делегатов. Это очень много, если, конечно, сведения мемуариста верны. Но так или иначе, а большевиков во фракции, по воспоминаниям С. И. Мицкевича, было всего несколько человек. Среди же делегатов съезда решительно преобладала «масса колеблющихся интеллигентов с душами, представляющими совершенную tabula rasa…». А ведь это были общественные врачи (земские, городские), которые всегда слыли политически куда более активными, чем врачи, жившие частной практикой.

Итак, большинство интеллигентов формально оставалось вне рядов политических партий. Но легализация последних, их резко усилившаяся печатная и устная агитация и пропаганда увеличили число интеллигентов, более или менее определенно сочувствовавших какой-либо партийной программе действий. Тех, чья «душа» являла собой «tabula rasa», стало заметно меньше. Для того же, чтобы конкретнее представить себе сложность, многообразие и эволюцию партийной ориентации представителей интеллигенции, обратимся к позиции четырех хорошо известных лиц.