Юмор

Юмор, хитрое лукавство, которыми Б. Чирков наделяет Максима, придают его образу жизнеутверждающую, оптимистическую окраску. Даже в тюрьме, когда надзиратель обрушивается на него с побоями, Максим находит в себе силы иронизировать над жандармом, а затем, размахнувшись, сбивает его с ног, приговаривая: «Вот как надо бить!»

Мы не представляем себе Максима без его песенки «Крутится-вертится шар голубой». Эта простая лирическая песня с первого же момента его появления на экране придает его образу аромат юности, непосредственности и беззаботности. Повторяясь затем в различные моменты действия, она каждый раз изменяет свою тональность, выполняя разные сюжетно-смысловые функции. Однажды он поет другую такую же бездумную песенку «Люблю я летом с удочкой над речкою сидеть», но теперь это песня-маскировка. Максим охраняет подпольное собрание большевиков. Теперь он уже не прежний беззаботный парень, он уже не смотрит на мир так наивно и благодушно, как в начале картины, им твердо избран суровый путь борьбы, путь революционера-большевика. Однако он по прежнему весел, неутомим и полон веры в победу, олицетворяя в своем образе могучую жизненную силу народа.

В фильме «Юность Максима» образ большевика характеризуется не чертами жертвенности, которые были присущи некоторым образам ранних фильмов и образу Максима в первом варианте литературного сценария, а волевыми качествами борца, уверенно смотрящего в будущее, не теряющего ориентировки и перспективы в самых трудных условиях. В этом огромное достоинство и покоряющая сила образа.

Тем обиднее, что образ Максима в первой части трилогии несколько снижается из-за того, что авторы не вполне достоверно и правдиво изобразили историческую обстановку, в которой действовал герой. Недостаточно вдумчиво и правдоподобно показаны в фильме большевистское подполье и работа членов местной социал-демократической организации. Уж очень легко проникает на завод Наташа, беспрепятственно ведет беседы.